На сайте используются cookie-файлы и другие аналогичные технологии. Для того, чтобы сделать ваше посещение комфортным и нашу работу эффективнее. Оставаясь на сайте, вы соглашаетесь с использованием этих технологий.

Получить консультацию

Ваше имя *

Номер телефона *

Ваш E-mail *

Задайте вопрос

Получить книгу

ФИО *

Ваша должность

Название организации / ИНН *

Отрасаль

Ваш E-mail *

Номер телефона *

Ru
Новости и аналитика

Адвокатская монополия: мифы и реальность

Яростные дискуссии о необходимости урегулировать юридическую профессию идут не первый год. Однако в 2017 году этим вопросом занялись всерьёз, и в конце октября на сайте Минюста РФ был опубликован проект Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи. Документ на сайте не окончательный: Минюст обсуждает Концепцию с адвокатским сообществом и представителями неадвокатского юридического бизнеса и вносит финальные правки.

Давайте разберёмся, что именно предлагает Министерство юстиции РФ и какие последствия это повлечёт для юридического бизнеса.

Кого коснётся Концепция?

В данный момент юридические услуги по гражданским делам может оказывать вообще любое лицо: не установлено требований даже о наличии юридического образования. Ограничения установлены только для уголовных дел (требуется статус адвоката) и дел, вытекающих из публичных отношений, рассматриваемых в порядке Кодекса административного судопроизводства РФ (например, об оспаривании действий или решений органов власти, о снижении кадастровой стоимости недвижимости и т.д.), где представителю требуется высшее юридическое образование.

Основная цель любого регулирования юридической профессии сводится к двум основным аспектам:

  1. Создание входных барьеров: лиц, желающих оказывать юридические услуги проверяют на соответствие минимальным квалификационным требованиям;
  2. Возможность отстранения от профессии лиц, оказывающих некачественные услуги или нарушающих этические нормы.

В разных странах данные цели могут достигаться различными способами, в том числе путём установления обязательного членства в неких саморегулируемых организациях. В своей Концепции Минюст избрал другой – также весьма распространенный – вариант: обязательное наличие статуса адвоката для лиц, желающих оказывать правовую помощь по любым категориям дел. В этой связи, обсуждая положения Концепции, многие юристы любят употреблять термин «адвокатская монополия».

Представляется, что такой термин не вполне справедлив, так как Концепция предусматривает огромный перечень исключений – случаев, когда представлять чьи-либо интересы в суде можно будет и без статуса адвоката. Итак, получать адвокатское удостоверение или статус адвокатского образования не потребуется:

  • юристам, работающим по трудовому договору (инхаусам), в том числе в управляющих компаниях холдинговых структур;
  • чиновникам и служащим государственных и муниципальных органов;
  • нотариусам, арбитражным управляющим, патентным поверенным, аудиторам – в рамках осуществления ими профессиональной деятельности;
  • близким родственникам, законным представителям;
  • руководителям организаций при представлении интересов таких организаций;
  • некоммерческим организациям, оказывающим бесплатную юридическую помощь (например, общества защиты прав потребителей, негосударственные центры бесплатной юридической помощи, юридические клиники при вузах).


Сейчас также обсуждается возможность для  неадвокатов оказывать помощь без судебного представительства (консультировать, составлять документы) по простым, типовым вопросам (например, в сфере страхования, социального обеспечения, регистрации юр лиц и ИП). Более того, право на подготовку научных правовых заключений, в том числе на возмездной основе, может быть сохранено у вузов, научных и исследовательских организаций и лиц, имеющих ученую степень по юридической специальности.

На кого же в итоге Концепция будет распространяться?

По сути, только на частнопрактикующих юристов-неадвокатов и неадвокатские юридические компании.

Почему юристы не хотят становиться адвокатами?

В ходе реализации Концепции предусмотрено статистическое исследование количества юристов-неадвокатов и юристов со статусом адвоката. Пока же точными цифрами мы не располагаем, однако, и без того очевидно, что юристов-неадвокатов в сфере правовой помощи по гражданским делам существенно больше. В чём же причина?

Я категорически не согласна с тезисом о низкой квалификации неадвокатов: они, мол, не обладают необходимыми знаниями и не в состоянии сдать экзамен. Такие случаи, конечно, встречаются, но являются скорее исключением. Напротив, вокруг мы можем наблюдать огромное количество высококлассных специалистов и уважаемых юридических фирм, не стремящихся влиться в ряды адвокатуры. Не прельщают их ни возможность направлять адвокатские запросы, ни режим адвокатской тайны, ни рост доверия и уважения со стороны клиентов.

Основная же причина такого положения дел, на мой взгляд, кроется в том, что юридический бизнес – это, прежде всего, бизнес. При этом ограничения, накладываемые Законом об адвокатуре и адвокатской деятельности, зачастую существенно усложняют или вовсе делают невозможным построение современной и эффективной бизнес-структуры.

Вот основные претензии, высказываемые юридическим сообществом.

Невозможность гибко решать вопросы распределения прибыли между партнёрами и нанимать адвокатов «на зарплату».

В настоящий момент адвокат может либо практиковать индивидуально (адвокатский кабинет), либо объединиться с другими адвокатами в коллегию адвокатов или адвокатское бюро. Ни одна из этих моделей не предусматривает возможность для адвоката быть принятым на работу по трудовому договору (более того, это прямо запрещено действующим законодательством). Кроме того, договоры с доверителями заключаются не от имени адвокатского образования, а от имени конкретного адвоката (в коллегии) или всех адвокатов (в бюро).

Однако реалии современного юридического бизнеса таковы, что, как правило, юрфирма состоит из одного или нескольких партнёров и большого числа юристов «на зарплате». Партнёры имеют долю в прибыли организации и могут распределять эту прибыль в соответствии с собственными договоренностями. Реализовать данную модель в рамках современной адвокатуры невозможно.

Адвокатская деятельность – непредпринимательская, а адвокатские образования – некоммерческие организации.

Безусловно, эти положения носят особый этический характер: не зря право на квалифицированную правовую помощь – это конституционное право граждан РФ. Однако с этим связан ряд совершенно необоснованных ограничений, таких как невозможность применять упрощенную систему налогообложения или защищать право на своё фирменное наименование.

Спорная дисциплинарная практика адвокатских палат в регионах.

Прошедший год запомнился юридическому сообществу громкими скандалами вокруг лишения адвокатского статуса в Башкортостане и Мордовии. В одном случае адвоката лишили статуса за несоблюдение дресс-кода в суде, в другом – за обличительные посты в соцсетях. Казалось бы, всего пара неоднозначных ситуаций на всю страну – не так уж и много, ведь очевидно, что никакая система привлечения к ответственности не может быть защищенной от ошибок на 100%.

Однако здесь адвокатура становится заложником так называемой «эвристики доступности»: как мало бы не было несправедливых решений, именно они привлекают внимание СМИ и юридической общественности. При этом о повседневной работе квалификационных комиссий, когда Палата, напротив, защищает своих членов от нападок со стороны правоохранительных органов или наказывает так называемых «карманных адвокатов» следствия, не пишет и не знает практически никто.

В результате за прошедший год у неадвокатского юридического сообщества сложилось негативное впечатление об адвокатских палатах как о структурах, которые не только не будут отстаивать их интересы, а, напротив, являются неким репрессивным механизмом, призванным держать адвокатов в страхе и послушании.

В отличие от двух предыдущих проблем, решение этой кроется не в изменении нормативной базы «сверху». Только само адвокатское сообщество может сформулировать разумные и недвусмысленные требования к поведению своих членов. Только сами палаты могут выстроить работу квалификационных комиссий так, чтобы каждый добросовестный и порядочный адвокат был уверен: даже в ситуации конфликта с органами власти или судом ему бояться нечего – он под защитой.

Когда ждать перемен?

Реализацию Концепции планируется проводить в течение 2018-2023 годов в 3 этапа.

I этап: 2018 год – решаем проблемы.

На этом этапе планируется решение обозначенных выше проблем, в том числе решение вопросов с возможностью создания адвокатами коммерческих организаций, найма адвокатов по трудовому договору «на зарплату» (но только адвокатскими образованиями или адвокатами!), а также решение проблемы со средствами индивидуализации адвокатских образований.

Также на этом этапе будет проводиться большая работа по уточнению режима налогообложения адвокатов и адвокатских образований. Помимо допущения УСН обсуждаются и другие возможные бонусы, например, введение режима «прозрачности для налогообложения» (налогом облагаются только доходы адвокатов-партнеров, но не прибыль адвокатского образования).

II этап: 2019 год – упрощаем переход в адвокатуру.

На этом этапе процедура перехода практикующих юристов в адвокатуру должна стать максимально простой и прозрачной, для чего будут разработаны необходимые нормативные акты.

Во-первых, для лиц, имеющих высшее юридическое образование и 5-летний стаж работы по юридической специальности, будет предусмотрен упрощенный экзамен в виде тестирования на знание законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре. Действовать такой порядок будет до 2023 года.

Во-вторых, для лиц, переходящих в адвокатуру в упрощенном порядке, предлагается либо полностью отменить, либо установить единый для всей страны и необременительный по сумме размер вступительного взноса в адвокатскую палату. Сейчас размер такого взноса устанавливается палатой каждого субъекта самостоятельно и может быть весьма значительным (50-100 тысяч рублей).

III этап: 2020-2022 – сдаём экзамен, мониторим ситуацию.

На последнем этапе будет фактически проводиться приём всех желающих (и соответствующих установленным критериям) юристов в адвокатуру в упрощенном порядке.

Главная задача данного этапа – мониторинг прироста численности адвокатуры. Ведь если к концу 2022 года достаточное количество юристов не получит адвокатских статус, огромное количество граждан и организаций могут остаться без правовой помощи. Только если в течение третьего этапа размер адвокатского корпуса вырастет настолько, чтобы сохранить доступность юридических услуг, с 1 января 2023 года будет введена монополия адвокатов на оказание платной юридической помощи. В противном случае третий этап будет продлён.

IMHO

Нужно ли вообще регулировать рынок юридических услуг по гражданским делам – вопрос спорный. Повторюсь, мне куда чаще встречаются неадвокаты-профессионалы, чем неадвокаты-дилетанты или мошенники.

Разумеется, с позиции юридического бизнеса полное отсутствие регулирования было бы предпочтительным. Но, если исходить из того, что политическая воля на введение «монополии» есть, куда конструктивнее будет не уходить в жесткое отрицание Концепции, а обсуждать конкретные условия и сроки. Тем более что общий тон Концепции говорит о желании использовать «пряник» гораздо больше, чем «кнут».

Тем более не вижу я и причин для недовольства со стороны адвокатского сообщества: да, многое изменится, да, к чему-то придется привыкать. Однако большая часть изменений пойдет на пользу не только конкретным адвокатам и адвокатским образованиям (более гибкая система отношений внутри адвокатских организаций, особые условия по налогам), но и всей адвокатуре в целом (прежде всего – приток свежей крови, причём в лице наиболее квалифицированных и прогрессивных представителей юридического сообщества).

Источник: Областной экономический еженедельник «Авант-ПАРТНЕР» № 3 от 15.02.2018


Автор
Дарья Владимировна Третьякова
Руководитель представительства в г. Москва

Похожие материалы

"Юрпроект" совместно с Кузбасской ТПП проводит семинар по взысканию долгов в кризис
Новости и аналитика
Поправки в ГК РФ вступили в силу с 1 июня 2015 года – новые возможности и риски для предпринимателей
Новости и аналитика
Благотворительный забег Legal Run 2015: «Юрпроект» бежал
Новости и аналитика